Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:16 

lock Доступ к записи ограничен

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:52 

lock Доступ к записи ограничен

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:52 

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Грех-это тогда, когда ты просто боишься потерять его, но не подпускаешь его так близко, как бы вы оба хотели.

19:26 

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Ночь была спокойной, удивительно тихой и теплой.
Странно, что в такую ночь, клуб почти пустой. Хотя,… наверное в такие ночи не только люди, но и вампиры предпочитают просто прогуляться.
Поел, и равнодушно принялся смотреть на сцену, где пела какая-то новая, не известная мне группа.
Хорошо, хоть не особо громко, за это спасибо…
Сегодня здесь нет знакомых мне ампиров, но взгляд на себе чувствую…

02:31 

Петербург.

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Сколько же времени прошло с того моего последнего вечера?
И ведь не вспомню точно. Но так давно…
Восемнадцатый век: балы, кареты, случайные касания ладонью …
Заснеженные леса, и сани, запряженные тройкой.
Мы провели в городе больше недели.
И последнюю ночь в России гуляли по мостам.

19:21 

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
И все же я не сдержался.
Поддался порыву и написал все, что смог…
Высказался – легче.
Послал сову.
Она найдет.
Они всегда находят…

22:18 

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…

Я уже не знаю, где заканчивается ненависть, а где начинается спокойное смирение…
Я хочу говорить с ним, удивительно, но я привык слышать его голос в своих мыслях, пусть я и не знаю, он это или простое сумасшествие…
Но я упорно верю, что это – он.
Так есть еще надежда.
Надежда есть, только на что она?

00:21 

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Мучительное состояние, словно я брежу…. Постоянно брежу.
И ты и твой голос, такой знакомый, любимый…
Знаешь, я всегда любил твой голос, такой мягкий, ласковый, словно ласкающий, словно волны, омывающие берег…
Сумасшествие.
А я же знаю, знаю, что ты мертв, и не напоминай мне об этом.
И я сам видел твой прах, и я плакал, я бил его сжатыми кулаками, впивался ногтями в ладони, и моя кровь капала на твои останки.
Твой прах…
Прах…
И теперь ты преследуешь меня, постоянно.
Страшно, Крис…
Действительно страшно.
И я молю тебя, пойми, пойми лишь одно, я знаю, верю, что ты в силах это понять – я не хотел, чтоб все сложилось так.
Мне было нужно, чтобы ты был, просто был, раз мы не можем быть вместе.
Прости – что мы не могли быть вместе.
Не могли и не можем. Смешно.
Да, мне смешно. Безумно смешно.
Знаешь почему?
Потому, что слез больше нет.
Ничего нет, Крис.
Нет ненависти, нет обиды.
Только кому станет легче?
Мне уже не станет.
Никогда.
И тебя не будет.
Никогда.
И это тоже – страшно.


21:16 

Флоренция.

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Флоренция…
Господи, сколько лет прошло?
Но, оказавшись на узкой флорентийской улочке, я словно вдохнул родной воздух…
Меня заколотило…


20:20 

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Вернулся в Англию, как и ожидал, разговор получился быстрым.
Но все же немного тяжелым.
То, что я хотел узнать – не узнал.
Но сейчас, сейчас это уже не столь важно…
Все что я хочу – в замок. К Эрнезу.
А все остальное, все остальное – потом.
Эрнеза я не нашел, его не было не в спальне и не в гостиной.
Я сел возле камина и достал из кармана последнее письмо Криса.
Перечитав уже в сотый раз – бросил в камин.


19:08 

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Как и был должен, письмо Николасу я написал.

09:58 

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
На столе была записка: «Все мои картины должны принадлежать Джереми Хопкинсу. Кроме портрета Амадео Камастро, которая ему же и принадлежит.»
Я несколько раз перечитал ее, просто, чтобы понять…
Да, сейчас что-либо понять сложно.
Я собрал его прах, а крест повесил на шею.
Мне нужно глотнуть свежего воздуха.
Еще найти Джереми…
А потом….потом во Флоренцию.

17:36 

lock Доступ к записи ограничен

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:43 

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Мне впервые одиноко в замке, словно он давит на меня с ужасной силой.
Слишком большой, холодный…
И даже огонь в камине не греет.
Я подношу к огню руку, хочу почувствовать боль от ожога, чтобы убедится, что я жив…
Но чувства боли нет…
Хотя… есть, но боль не от горячего пламени под моей рукой, а от другого…
Боль от одиночества и полной пустоты в душе.
И никто, никто и никогда не сможет полностью залечить.
Слишком старые раны, слишком глубокие. Въевшиеся как грязь под кожу.
Только одна разница – кожу можно отмыть, а душу – никогда.

12:16 

lock Доступ к записи ограничен

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
10:57 

lock Доступ к записи ограничен

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:54 

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Когда я проснулся, Эрнеза уже не было.
Одевшись, выхожу из дома, что бы перекусить, в клубе не задерживаюсь, посидев там, около часа, иду домой.
Заворачивая за угол, и пройдя еще немного, чувствую его присутствие.

20:59 

Париж. 1805 год.

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Время идет, подчиняясь своим законам, и только на нас оно никак не сказывается. Прошел год, практически ровно год и я почти полностью принял свою новую сущность…
Я принял законы, по которым мне предстояло жить. Жить, питаясь чужой жизнью, убивая – давать себе силы…
Я долго противился, отказывался, я не мог переступить эту черту в душе, не мог пойти на убийство.
Но со временем жажда взяла свое, да и сколько можно принимать подачки Криса.
Мы с Крисом жили в доме на окраине города, там же охотились…. Правда, по отдельности, я не позволял ему ходить со мной…
Не к чему это, пусть я и вампир не так давно, убивать – умею…
Я не доводил своих жертв до смерти, умея во время оторваться от их тел.
В эту ночь я так же вышел на улицы ночного Парижа, Крис всегда охотился в другой части города, видимо предотвращая наши встречи.
Я выбрал себе жертву, молодую девушку с темными глазами, которые до боли напомнили мне взгляд Криса.
Крис…в этом имени для меня соединялись, большая часть, всех чувств, что способен испытывать вампир. От любви до безразличия, и жгучей ненависти.
Да, Сольдерини, я тебя ненавижу, всеми фибрами своей бессмертной души.

20:00 

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Подхожу к зеркалу и смотрю на свое отражение…
Не узнаю…
Словно это не я – Амадео Де Роуз.
- Амадео?

Нет…
Тот Амадео исчез, растворился одним вечером, вместе с заходящем солнцем…
Он шепнул: «До скорого!» и вылетел в окно.
Но он обманул.
Он не вернулся.
Может, еще не поздно?


20:48 

lock Доступ к записи ограничен

Я выхожу на сцену, и я делаю так, что в зале плачут, моими слезами…
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Амадео - Вампир.

главная